Атлант-М Холпи:
+375 (17) 201-01-01
+375 (29) 101-01-01 (A1)
+375 (29) 201-01-01 (МТС)

Вызов Лосика: работать на Рублевке и церквях с одной силой

Алексей Лосик занимается мозаикой, витражами (чаще всего — в технике Тиффани), дополненной реальностью. Работы Лосика заказывают и церкви, и самые богатые дома на Рублевке. Сам художник называет себя ремесленником, внуком кузнеца и уверен, что заниматься творчеством может каждый из нас.

Чем знаменит?

  • сделал витражные потолки в Большом театре оперы и балета
  • реставрировал в дополненной реальности картину Давида Бурлюка «Рабочие» для московского Музея русского импрессионизма
  • копировал работы Феофана Грека в Великом Новгороде

Про талант и мотивацию

Рисовать начал только в 10-м классе — это был вызов прежнему образу жизни. К тому моменту я был «четкий» гопник: в школе с ребятами пробовал алкоголь, тусовался, но в какой-то момент понял, что болтаюсь по жизни, как хлеб в проруби. Тогда и вспомнил, что люблю рисовать и хочу этим заниматься. А дальше мне просто повезло — я попал к хорошему педагогу. Когда пришел в студию, поначалу ребята вокруг ржали в голос, потому что у меня, конечно же, ничего не получалось. Новые знакомые всерьез не воспринимали, а старые стали обижаться, что я от них ушел и подался в художники. А мне было все равно — рисовал с утра до вечера. В те годы понял, что талант здесь не решает — все в вопросе мотивации и методологии обучения.

Процесс создания крыльев для скульптуры Ярослава Филиповича.

 

Про слово мужика

Современные люди слишком много чего кричат, но мало делают. А меня папа учил по советской системе: «Мужик сказал — мужик сделал». Как художник придумываю свои работы в голове, потом создаю их своими же руками — это мое ремесло. Куда хуже обратное, когда ты называешь себя творцом, а потом попадаешь «в жопу» (это термин у художников, так и запишите): видно, что ты сильно прорисовывал каждый штришок, что сидел над работой днями. Здорово, когда работа выглядит как сделанная легко, без напряжения, и не важно, что за этим стоит.

Алексей считает, что искусство может создавать и понимать любой

 

Про доступность искусства

Я очень много времени провожу у себя на районе, на Юго-Западе. У меня там есть знакомые «грачи», с которыми росли вместе. Сидят на лавочках, здороваются со мной и просят объяснить про искусство за миллионы: «Леха, объясни про квадрат Малевича. Пацан нарисовал квадрат, и он реально стоит миллионы»? Я объясняю простыми словами, и ты знаешь – они понимают. Правда.

Алексей называет себя ремесленником, внуком кузнеца

 

Про связь поколений

Кроме внешнего вызова очень важна внутренняя поддержка — меня всегда поддерживала моя семья. Папа работал дальнобойщиком, мама была завхозом в детском саду. Папа крутил игрушечные ракеты и самолеты из бумаги, было весело. Взаимопонимание пронесли через годы: когда я заинтересовался техникой Тиффани, именно папа привез мне из Германии специальное стекло, которого в Минске было не достать. Помню, стою на балконе, держу это стекло и испытываю нереальные эмоции — восторг и благодарность.

 Стекло в руках Алексея становится послушным материалом

 

Про то, что доступно даже ребенку

Любой может создавать искусство и любой может понять его. Вы пробовали что-то создать? Как тогда можете утверждать, что не можете этого сделать? Я уверен, что творчество есть в любом эмоциональном проявлении — это не профессия, а путь познания мира. Приведу пример. Я приехал к друзьям в гости, их 5-летняя дочка показывает рисунок, и я понимаю, что у нее идеальная формальная композиция с очень глубоким смыслом. Я даже попросил разрешения сфотографировать — сейчас на основе этого рисунка делаю композицию «Состояния», которую просто немного домыслил за ребенком.

Алексей часто создает витражи в технике Тиффани

 

Про доступность искусства

Недавно видел интервью основателя AliExpress Джека Ма, который рассказывал про вызов человечеству: какие-то техногенные вещи мы уже можем перестать делать сами, отдать их технике, и сфокусироваться на других аспектах жизни, прокачивать эмоциональный интеллект. Дополненная реальность снимает границы и барьеры, дает возможность рисовать, творить каждому, то есть раздвигает рамки. Вот это делать реально вкусно!

Алексей часто работает в белорусских храмах

 

Про творцов-травматиков

Мне важна обратная реакция на мое творчество: если видно, что человека задело, — ты ловишь кайф. Психолог Михаил Лабковский как-то сказал, что здоровый человек не будет заниматься творчеством, творчество — это про что-то недосказанное, недовыраженное. Так что все мы, художники, — травматики, для нас самая большая награда — вызвать любую реакцию, кроме молчания.

В свое время Алексей был на практике в Великом Новгороде, где копировал работы Феофана Грека

 

Про маленького человека на большой Рублевке

Заказы с Рублевки — не столько вызов мне как художнику, сколько возможность для заработка. Бешеных бабок там не заработать — люди на Рублевке отлично умеют считать деньги. Зато было интересно уловить вкус заказчика, выполнить работу профессионально. Ну и просто сравнить наше мышление, образ жизни. Ты всю жизнь живешь в квартире-муравейнике, а там только для прислуги домик в 200 квадратных метров, представьте, какой дом в таком случае у хозяев. И в таких декорациях ты чувствуешь себя маленьким человеком, но при этом способным в прямом смысле слова изменить пространство вокруг себя, сделать что-то красивое.

Лосик с коллегами  создали мозаичное панно «Слуцкие пояса» в одном из залов резиденции президента в поселке Озерный

 

Про то, почему круто быть беларусом

Мне очень повезло родиться беларусом. Беларусы жили на стыке культур — восточной, где занимались иконописью, и западной, где был очень развит портрет. Так, кстати, и появился сарматский портрет. Вот, положим, барыня съездила в Европу, посмотрела на портреты Тициана. Но они жутко дорогие, да еще и портрет ждать долго — лет 5-10. Времена не те — столько не живут. И тут ты вспоминаешь, что есть тихий пацан Лосик: сидит в деревне и иконы пишет — все хвалят вроде бы. Приезжаешь к нему на полноприводной телеге и даешь заказ на свой портрет. Он поначалу чешет репу, упирается: мол, так я же по иконам. Но ты обещаешь ему ту самую полноприводную телегу. Художник очаровывается и начинает рисовать, но с теми же глазами, пропорциями и техникой, как в иконописи. И это видят другие художники, проникаются и тоже начинают пробовать — больше, дальше, глубже, чем было до этого. Почему так издалека я начал? Я хочу донести, что чтобы найти себя — надо изобретать свое, постоянно творчески мыслить. Это и есть мой вызов.

Другие участники проекта
Другие участники проекта